Памяти Георгия Свиридова

3 августа  ушел из жизни выдающийся русский писатель, классик современной остросюжетной литературы, лауреат десяти литературных премий СССР и России, заслуженный работник культуры, мастер спорта СССР по боксу, первый председатель Федерации бокса СССР Георгий Иванович  Свиридов.

Одна из казачьих заповедей гласит: Честь и доброе имя для казака  дороже жизни.

Встречи с Георгием Ивановичем по издательским делам, работа над  его рукописями, ознакомление с биографией и главное – его книги и беседы с ним позволяют сказать о том, что он сам жил по этой заповеди.

Георгий Иванович был теплым человеком. Всегда приветлив, благожелателен, уравновешен, строг и  мудр.

Уход из жизни человека такого масштаба — это потеря для страны, ее народа.

Он написал более 20 романов – о боксерах, геологах, защитниках Севастополя в годы Великой Отечественной войны, летчиках-снайперах, воевавших в Афганистане. Аналогов подобной серии книг о спортсменах в мировой литературе нет, как нет ни одной книги о вертолетчиках. Внимательное критическое прочтение его книг позволяет говорить о нем как о писателе мирового уровня.

Книги Свиридова всегда вызывали огромный интерес. Их печатали массовыми тиражами, их читали повсюду – в метро, электричках, поездах. Его книги  переведены на все европейские языки, а также на вьетнамский и монгольский, куда дошла весть о русском авторе, пишущем о боксерах. Общий тираж его книг колоссален — превышает 5 млн экземпляров.

Ажиотаж вокруг его книг неудивителен.

Георгий Иванович создал незабываемые, яркие образы своих современников – людей 50-80-х годов, воспитанных в предвоенные и военные годы, беспредельно преданных своей Родине, бескорыстных, мужественных, воплотивших в себе лучшие черты своего народа. Его героям хотелось подражать – это были современники, которые ставили перед собой высокие цели и добивались их благодаря  силе воли, упорству и отваге. Они нигде не сдавались, даже находясь в плену, за колючей проволокой, они одерживали победы и на ринге и на футбольном поле, причем ценою жизни. Образы его героев одухотворены и оптимистичны. Они поднимали настроение, заставляли гордиться своими соотечественниками, причастностью к их великим достижениям, учили видеть главное в жизни. Люди жили победами своей страны во всех областях. Готовность к подвигу  была явлением массовым.

Небольшая биографическая справка

Георгий Свиридов родился в семье потомственных донских казаков.

Осенью 1918 года Иван Свиридов, отец будущего писателя, вернулся с развалившегося фронта Первой мировой войны. А в январе 1919 года было принято Постановление секретного совещания Совнаркома, подписанное Свердловым. Оно поставило казачество  в положение поверженного врага, фактически объявив его вне закона. В Постановлении говорилось: «Необходимо, учитывая опыт Гражданской войны, признать единственно правильным самую беспощадную войну со всем казачеством путем поголовного их истребления».

Троцкий, который был инициатором Постановления, писал в газете «Правда»: «У казачества нет заслуг перед русским народом и русским государством. Казаки — единственная часть русской нации, способная к самоорганизации. По этой причине они должны быть уничтожены. Это своего рода зоологическая среда и не более того. Очистительное пламя должно пройти по всему Дону, навести на них страх и почти религиозный ужас. Старое казачество должно быть сожжено в пламени социальной революции».

Маленькое отступление: Лев Толстой писал: «Казаки сделали историю России». Кто же из них прав? Какая оценка выше?

Новые власти боялись обостренного чувства справедливости, неистребимого свободолюбия, преданности казачества присяге, его беспримерной отваги. Казачью самостоятельность и гордую независимость новая власть пыталась смять и уничтожить, чтоб и следа не осталось. Начался геноцид против казачества. Только на Дону с января 1917 по январь 1921 года было уничтожено более 2 млн человек. Не менее кровавая статистика была и по другим областям казачьего проживания: Тереку, Кубани, Уралу.


Иван Свиридов, казак, отец писателя

Ивану Свиридову стало известно о готовящейся расправе над казаками — станица была подковой окружена с трех сторон.  Уйти можно было только по морю. Морозной февральской ночью 1919 года, взяв узелок с самыми необходимыми вещами и укутанную в одеяло дочку, Иван Свиридов с женой и семья его товарища, бросив дом, хозяйство, на лодках пересекли Азовское море, а  затем добрались до Мариуполя, к родителям жены.

Здесь в марте 1926 года, к неописуемой радости всей семьи, родился мальчик, наследник, названный в честь деда Георгием и крещенный в храме Георгия Победоносца.

Родителям будущего писателя пришлось пройти через многие испытания: участие Ивана Свиридова в рядах Белой армии  в Гражданской войне, скитания после гибели белого движения, трудности возвращения домой; пережить и расцвет нэпа, и его неожиданный закат в 1928 году. Власть действовала энергично и жестко. Дед Георгия, возмущенный наглыми противоправными действиями властей, был арестован и выслан в Сибирь, откуда уже не вернулся. У оставшейся семьи был отобран дом и вся недвижимость. Начался период скитаний с места на место.

В 1937 году отец был арестован на глазах сыновей без предъявления каких-либо улик и обвинений. Через две недели стало известно, что ему вменяется в вину «несвоевременная сдача золотого Георгиевского креста и контрреволюционная деятельность», а по сути то, что был казачьим офицером, участником Белого движения.

В наше время, в 1991 году пришло извещение о реабилитации Ивана Свиридова «за отсутствием состава преступления». А еще через некоторое время мариупольский краевед, изучивший дело Ивана Свиридова, написал: «создается впечатление, что человек был расстрелян ни за что – «за срыв  срока посева сорго». Вот так, через 54 года, Георгий Иванович узнал о судьбе отца.

Потеряв в 11-летнем возрасте отца, он не озлобился ни тогда – детство уберегло, ни потом, когда стал взрослым. Принимал все, что требовала жизнь – учился в школе в далеком узбекском городе Намангане, куда была сослана семья; когда началась война, работал до изнеможения на заводе  с безусловной верой в нашу победу; потом опять учился, работал и занимался боксом – радостью всей его жизни. И все делал с полной отдачей сил, на подъеме, с энтузиазмом. Так жили все его сверстники. Эпоха была созидательной, все вокруг кипело – отстраивалось, восстанавливалось; перед молодежью были открыты все дороги. Георгий Свиридов становится мастером спорта, чемпионом Средней Азии, тренером. Получает две Почетные грамоты Верховного Совета Республики Узбекистан.

От занятий боксом Георгий перешел к журналистике. Писал о спортивных событиях для ряда узбекских газет и журналов. Попав в Москву на курсы при Союзе писателей СССР, окончил Литературный институт. Писательская судьба сложилась ярко и счастливо. 62 года жизни были отданы писательскому труду. Путь в литературе начал как поэт.

Как героика и спорт – понятия неразделимые, так безраздельно вошел и бокс в литературное творчество Свиридова.

Первыми серьезными произведениями стали поэма в стихах «Их было 11» — о подвиге динамовцев Киева в оккупированном городе, когда, презрев смерть, они отказались проигрывать футбольной команде немцев и выиграли свой последний в жизни матч, и книга «Ринг за колючей проволокой», которая  вознесла начинающего литератора на литературный Олимп. Она выдержала сразу три издания за год — случай уникальный. Эти произведения заявили о главной теме его творчества — теме героического начала в жизни. Готовность совершить подвиг стала у писателя главным  критерием оценки сути человека, его гражданственности.

Почти все герои его книг – боксеры, о каких бы событиях он ни писал.

«Ринг за колючей проволокой», «Стоять до последнего», «Джэксон остается в России», «Дерзкий рейд», «Победа достается нелегко», «Чемпион флота», «Мы еще вернемся в Крым», «Боксер-легенда».

Возглавляя Федерацию бокса с 1961 по 1981 год, Георгий Иванович стал летописцем, как оказалось, «золотого» периода советского бокса в книге «Боксер-легенда». Спортивные рекорды тех лет до сих пор не перекрыты –  сборная команда СССР по боксу на международных чемпионатах одерживала победы над сборными Европы и мира.

В 1964 году на Олимпийских играх в Токио наша команда установила коллективный рекорд, завоевав 9 из 10 олимпийских медалей, т. е. наши боксеры увезли все медали, какие имелись в распоряжении  исполкома АИБА. Это был триумф советского спорта.

И в этих достижениях советских боксеров наверное, есть некоторый вклад Георгия Ивановича: ведь помимо наличия блестящей плеяды молодых боксеров, надо было создать условия, при которых их талант раскрылся бы во всей полноте. А  Свиридов, сам будучи боксером и тренером, знал проблемы изнутри. За годы его руководства Федерацией были разработаны и введены новые правила соревнований, создана зональная система соревнований, которая давала возможность проявить себя каждому боксеру; многое делалось для развития юношеского бокса.

В 70-80-е годы в СССР стали популярны восточные единоборства, особенно ушу и каратэ. Но руководство страны запрещало их, так как они не отвечали нашей идеологии. Свиридов встал на их защиту. В результате его вызвали на беседу в ЦК КПСС к заведующему идеологическим сектором А. Яковлеву. В итоге он был командирован на конгресс по цигун в Китай, а там его избрали членом правления Всемирной ассоциации цигун.

После опубликования в газете «Правда» статьи «Ушу покидает подвалы» Г.И.Свиридову вместо гонорара был объявлен партийный выговор за «политическую слепоту», и он был вызван в Комитет государственной безопасности, к заместителю председателя. Ему напомнили, что он – сын «врага народа» и что его статья в газете — «акция против строя». В ходе весьма напряженного разговора – в случае неправильной позиции можно было легко попасть в отдельную камеру в подвале Лубянки – проницательный и мудрый Георгий Иванович нашел слова, которые переломили ход разговора и в результате предложил создать федерацию ушу. Ему ответили: «Ты и будешь первым ее председателем. С тебя весь спрос!» И закипела работа. Через два года была создана Конфедерация народных и восточных обществ профспорта СССР.

В жизни часто было больно, горько и обидно, но боксерская закалка помогала преодолевать все.

Писатель мыслит образами. Через них он делится  своим восприятием жизни, духа времени, показывает, что его волнует, что нравится. Георгий Иванович создал захватывающе яркие образы своих героев. Это люди, влюбленные в свое дело. Они ставят собой высокие цели и добиваются их. Часто – преодолевая немалые трудности.

Георгий Свиридов воспел героику мужественных, сильных духом, преданных, целеустремленных людей. А через них и великую созидательную эпоху, которая позволила раскрыться человеку во всей полноте.

Как наши боксеры «золотого» периода остались непревзойденными на ринге, так и непревзойденный мастер воспел на века ваш подвиг, ваш триумф. И это счастье вашего поколения, что такой писатель оказался на вашем жизненном пути. Он не забыл никого, кто посвятил свою жизнь боксу, –  поклонился всем корифеям русского и советского бокса и всем тренерам. Он написал гимн боксу и боксерам.

Хочется перечитывать вновь и вновь потрясающие описания боксерских поединков, самих боксеров на ринге, которые будто золотинками рассыпаны в книгах Свиридова. Невозможно не упомянуть зарисовки поединков Валерия Попенченко, Дана Поздняка, Олега Григорьева, Станислава Степашкина, Станислава Сорокина, Бориса Никанорова, Виликтона Баранникова, Евгения Фролова, Ричардаса Тамулиса, Андрея Абрамова, Вадима Емельянова, Бориса Лагутина с Джонни Элиотом, Мак-Клюром, Эрнстом Кохом, Джозефом Гонсалесом, Роландо Гарбеем и конечно, поединков Бориса Лагутина и Виктора Агеева – «мастеров экстра-класса», «двух великих мастеров, гениев боксерского искусства, вписавших золотые страницы в историю отечественного бокса».

Разрешите привести небольшой отрывок из книги «Боксер-легенда»:

«На ринге шла не обычная игра, а плетение кружев из ударов и комбинаций и не менее тонкая защита. То, что со стороны казалось лавированием на грани риска, на самом деле  было  тончайшим, ювелирным расчетом великих мастеров. Риск был не только тактическим маневром, но частью психологического плана. На ринге шла встреча двух великих гроссмейстеров, каждый из которых стремился не столько к подавлению соперника, сколько показать свое понимание боя, разнообразие технических приемов и тактических возможностей.

Рядовой тренировочный поединок показал, что современный бокс, вырвавшись из цепей стереотипов, обретал иное, более возвышенное значение, близкое к высокому искусству. С этого поединка началась новая эпоха противоборства двух величайших боксеров века». «Утверждался новый, современный стиль, новое направление в боксе, которое получило название «игровой бокс».

А в описаниях боев столько выразительности, напряжения и драматизма, так проницательно, психологически точно передано состояние боксеров и  их тренеров, что создается впечатление, что их видишь наяву, и в них так явно чувствуется присутствие автора.

То же относится и к описанию невероятно напряженной, на нервах, боевой работы и жизни в Афганистане летчика-снайпера Александра Белякова, ныне генерала, в книге «Отвага и риск»; к пронзительно-острым, щемящим сердце картинам вынужденного ухода наших защитников из Севастополя в 1942 году и их трагически-торжествующей клятве, которую произносит герой книги «Мы еще вернемся в Крым!», моряк, боксер Алексей Громов: «Мы еще вернемся в Крым! Обязательно вернемся!» И вернулись и победили  — в течение пяти дней в 1944 году вышибли фашистов.

Отрывок из книги:

«Но  враг не дрогнул. Отборные солдаты дивизии «Мертвая голова» умели сражаться. За их плечами были разбитые армии и покоренная Европа. Передние цепи схлестнулись в рукопашной. Крики, стоны, ругань. Беспощадность схватки. За неверное движение – плата кровью, жизнью.

На Алексея бросились сразу пять гитлеровцев. Он успел дать короткую очередь и сразил двоих. Но третий, увернувшись, ловким ударом ноги вышиб оружие из его рук. Все решали не секунды, а мгновения. Алексей бросился к ближнему и прямым ударом правой в челюсть свалил в нокаут. И тут же, едва успев увернуться от штык- ножа, левым боковым ударом, отработанным «крюком» сразил нападающего, а сам ринулся на верзилу, на пятого, нанося спаренные прямые удары. Тот бездыханным рухнул под ноги. Три нокаута за секунды боя!

Это была последняя, отчаянно — яростная, звонко победная атака защитников Севастополя, атака, возникшая стихийно, наполненная горькой обидой и обжигающей ненавистью, скрепленная единым душевным порывом и общим волевым устремлением. Атака, которая навеяла страх на немецкое командование, которая в очередной раз доказала, что русские люди даже в таком, казалось, безвыходном и безнадежном положении находят в себе силы сражаться и побеждать».

Свиридов показал несгибаемость русского, советского характера. Вот почему его книги пользовались таким спросом.

Георгий Иванович был человеком разносторонних интересов и огромной энергии. Он был загружен работой и планами на десятки лет вперед. Жизнь в советское время дала ему возможность реализовать себя в полной мере: он и писал, и работал в архивах, много времени отдавал общественной деятельности в области спорта, много ездил по Союзу — встречался с читателями, дружил с космонавтами, часто бывал за границей. Серьезно изучал  астрологию. Совместно с супругой, тоже литератором, членом Совета Межрегиональной федерации астрологов, он написал книги «Астрология» и «Звезда магов, или Магия удачи». Книги разошлись в несколько дней.

Как у казака по происхождению, у него болела душа о судьбе этого удивительного народа.  В 90-е годы по всей стране вспыхнули очаги возрождения казачества. В 2012 году  на очередном круге Всевеликого войска донского Георгий Иванович вновь был избран атаманом Совета старейшин. Ему было присвоено звание генерал-лейтенанта с награждением орденом Петра Великого 1-й степени.

Жить без работы Георгий Иванович не мог. За последние годы он написал  замечательные книги:  «Мы еще вернемся в Крым», «Отвага и риск», «Боксер-легенда».

Летом 2013 года, отдыхая в Феодосии,  Георгий Иванович оказывал всемерную помощь писателям Крыма, пишущим на русском языке, который там был запрещен. Здесь он завершил свой последний труд – роман «Казаки». Это драматическая история казачества со времен Екатерины II и история рода Свиридовых, восстановленная по документальным источникам, архивным материалам и воспоминаниям матери. Огромный интерес представляют  документы, относящиеся к истории подготовки Октябрьского переворота 1917 года. Они показывают, кто был кто в истории. Собранные воедино, документы производят потрясающее впечатление, на многое заставляют взглянуть совершенно по-новому. Книга сейчас готовится к выходу.

Книгу Георгий Иванович закончил словами:

«Жизнь открывает новые горизонты и вселяет надежду, что казаки обретут свое место в возрождающейся России и все будущие поколения будут так же верно и преданно, как их деды и прадеды, служить Дону и России – своей великой исконной Родине.

А Родину, как мать, не выбирают и не меняют. И какие бы глухие времена ни наступили, казаки честно и верно ей служат, ее защищают, подвигами и   делами своими укрепляют и прославляют.

Хочется верить, что жизнь изменится к лучшему».

 

Пока будет жив русский язык, пока будет существовать бокс, книги Георгия Ивановича Свиридова будут заставлять учащенно биться сердца читателей, будут востребованы.

Знакомьте с ними своих детей, внуков, молодежь, с которой работаете. Эти книги сделают их жизнь богаче и расскажут о недалеком великом прошлом Родины.

Татьяна Серафимовна
литературный редактор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

error: Content is protected !!