Его готовили нокаутировать Гитлера (И.Миклашевский)

Сорок лет тому назад, в мае 1963 года, когда в Москве проходил чемпионат Европы по боксу, ко мне обратился тренер из Долгопрудного, которого я видел впервые и которого никогда раньше не встречал.

В те дни ко мне, как к председателю Федерации бокса СССР, обращались многие специалисты мужественного вида спорта, особенно приезжие, с предложениями, вопросами, просьбами. Но этот человек обратился ко мне как к писателю:

— Вы автор романа «Ринг за колючей проволокой», и я хочу с вами встретиться. У меня тоже сложная судьба, я вам посылал письма.

Действительно, я получал его письма и не верил написанному: «Меня, сержанта, вывезли из блокадного Ленинграда самолетом специальным рейсом и подготовили для работы в глубоком тылу…» За сержантом в блокадный Ленинград через линию фронта зимою 1942-го?.. А в Москве разве нет достойных сержантов? И вот он стоит передо мною. Умные, проницательные глаза. Сухощавый, подтянутый, интеллигентный, которому трудно не верить. Так я познакомился с легендарным советским разведчиком Игорем Львовичем Миклашевским.

Лишь сравнительно недавно «Российская газета» рассекретила тайную операцию о том, как готовилось покушение на Гитлера. В сенсационном материале «Вожди народов — под прицелом», в котором раскрывались секретные документы, написано:

«Свои надежды группа генерала Судоплатова возлагала на Игоря Миклашевского. Молодой разведчик в декабре 1941 года (фактически в декабре 1942 года) «сдался» немцам и «работал» на них. Его задание состояло в том, чтобы ликвидировать в Берлине известного актера, народного артиста СССР Всеволода Блюменталь -Тамарина, который по немецкому радио призывал советских солдат дезертировать из армии.

Он получил новое задание: с помощью Ольги Константиновны Чеховой (1897-1980 гг.) «выйти» на Гитлера и уничтожить его. В 1921 году актриса Чехова уехала из России в Германию, где снималась в кино и сделала блестящую карьеру. Особенно высоко ее ценил Герман Геринг. По словам Судоплатова, Чехова была «надежным сотрудником и важным источником информации» для советской секретной службы, ее лично «вел» сам Берия».

Но и в этой публикации многое осталось «за кадром». И нет ответа на главный вопрос: кто такой Миклашевский? Почему выбрали для выполнения этого непростого задания именно его?
Эти вопросы, но в иной форме встали перед генералом Судоплатовым: кто может войти в «доверие» и, не вызывая подозрения у немцев, выполнить операцию чрезвычайной важности?
После тщательного изучения окружения фюрера, проработки различных вариантов выхода на «самого» при подборе кандидатуры на эту ответственную операцию остановили свой выбор на Миклашевском. Он не был кадровым разведчиком. Но по всем параметрам подходил на эту роль: мастер спорта по боксу, владеет немецким языком, исполнительный, дисциплинированный.

Миклашевский в то время служил в войсках ПВО под Ленинградом, был чемпионом Ленинграда и Ленинградского военного округа, готовился к чемпионату СССР, но война спутала все карты и надежды. Гитлеровские войска мертвой хваткой сжали горло Ленинграда. Блокада. Голод и холод. Единственная надежда — Дорога жизни по льду замерзшей Ладоги. Зенитная батарея Миклашевского отражала яростные налеты пикирующих бомбардировщиков, и при каждом выстреле зенитки лед ходил под ногами ходуном, грозя каждую минуту проломиться… В ту страшную зиму и полетел спецрейсом в осажденный Питер генерал Ильин, прихватив с собой немного продуктов. Как мне потом рассказывал сам Виктор Николаевич, он впервые в своей жизни увидел массу истощенных людей, увидел страшную картину голода и невероятного мужества, как Игорь Миклашевский, срочно вызванный с фронта в штаб ПВО, все накладывал и накладывал чайной ложкой сахар в свой стакан и никак не мог остановиться.

А сержант Миклашевский в свою очередь был озадачен и удивлен тем, что сам командующий войсками ПВО Ленинградского военного округа выражал свое почтение человеку в военной форме без знаков различия.

Через три дня спецрейсом Игорь Миклашевский был доставлен в Москву. Летели ночью, попали под обстрел немецких зениток, и сержант впервые сам почувствовал себя в роли воздушной мишени. Но все обошлось благополучно, если не считать нескольких пробоин в фюзеляже.

В Москве началась тщательная и скрупулезная подготовка, отработка легенды, длительные изнуряющие тренировки. Но о конкретном задании — ни слова, он знал только о том, что ему предстоит длительное время находиться в глубоком тылу врага, проявить себя и завоевать доверие, а главное — выступать на ринге на любых соревнованиях, чтобы его фамилия появилась в прессе, хоть в самой провинциальной, тогда его найдут наши люди и он получит соответствующее указание в своей дальнейшей деятельности. Так, дескать, лучше для самого Миклашевского. Ему предстоит пройти многочисленные проверки и выдержать нелегкие испытания — гитлеровская контрразведка была одна из сильнейших в то время.

…На севере Франции, в портовом городе Булонь-сюр-Мер, расположенном на побережье Ла-Манша, солдат «Ост-легиона» Игорь Миклашевский при первой возможности вышел на ринг, заявил о себе и стал известен в кругу профессиональных боксеров. О его поединке с чемпионом Франции в газетах появилась краткая информация. Из Берлина пришел приказ: откомандировать в столицу.

Когда с ним провели беседу в особом отделе Главного управления имперской безопасности, он понял, что его опекают люди, которые в столице рейха занимают высокое положение и пользуются большими правами. Он вышел на своих. Выполнил ряд заданий, проявил себя с лучшей стороны.

В 1943 году летом, после поражения под Сталинградом, в Германии для поднятия духа был проведен официальный чемпионат Европы по боксу. Кстати, Интернациональная федерация боксеров-любителей — ФИБА — за связь с нацистами в 1946 году была распущена и создана новая: АИБА — Международная ассоциация любительского бокса, которая действует и ныне. На том чемпионате блестяще выступил Миклашевский. В качестве почетного гостя на соревнованиях присутствовал знаменитый боксер Макс Шмелинг — чемпион мира в тяжелом весе, гордость нации и любимец самого фюрера. Ему очень понравился русский боксер, и он приблизил его к себе, стал опекать лично. Перед Миклашевским открывались широкие возможности для реализации операции чрезвычайной важности.

Но в ходе войны наступил перелом. Сталин вызвал на дачу в Кунцево генералов Судоплатова и Меркулова и, к удивлению обоих, неожиданно отменил операцию. Сказав только: «Этого не надо делать», он раскрыл свои соображения. Пока жив Гитлер, исключены переговоры Берлина с западными столицами о сепаратном мире. А если же Геринг или военная верхушка Германии после гибели фюрера возьмут власть в свои руки, тогда за спиной Советского Союза может быть достигнуто сепаратное соглашение между немцами и западными союзниками. Живой Гитлер, таким образом, становился своего рода надежным гарантом сохранения антигитлеровской коалиции.

Перед Миклашевским были поставлены другие, тоже весьма важные задания, с которыми он успешно справился. Краткие сообщения в Центр сказывались на существенных изменениях во фронтовых обстановках.

В конце 1944 года, когда английская и американская авиация нещадно бомбила германские города, по дороге в Штутгарт разведчику удалось, как было ранее предусмотрено планом, выполнить первоначальное задание — во время бомбежки ликвидировать предателя Блюменталь-Тамарина. И тут гитлеровская контрразведка напала на след советского разведчика. Началась погоня. В Бельгии, под Брюсселем, его настигли в поезде. Игорь спрыгнул на ходу, бросился бежать в сторону леса, но гитлеровцы достали его автоматными очередями.

Через три дня бельгийским крестьянам велели похоронить «преступника». Один из них приложил нож к носу Миклашевского, и лезвие запотело: живой! Быстро закидали могилу, а раненого переправили в лес к бельгийским партизанам. Те переодели его в форму немецкого капитана, ликвидированного накануне, и подбросили немцам.

Очнулся Миклашевский в Париже, в крупнейшем военном госпитале, где светила немецкой медицины провели ряд сложных операций и спасли жизнь «немецкому капитану». А когда Игорь поправился и смог самостоятельно ходить, главный врач сообщил «приятную» новость:
— Я разыскал и вызвал из Германии вашу жену. Завтра она приезжает в Париж!

Миклашевский похолодел — завтра он очутится в руках гестапо. Жена скажет, что это не ее муж… Он искренне поблагодарил за проявленную «заботу», и в голове вспыхнула одна мысль: надо срочно бежать!

На рассвете ему удалось покинуть охраняемый госпиталь на машине по вывозке мусора. Миклашевский присоединился к французским патриотам, участвовал в боевых операциях.
После окончания войны сотрудники посольства СССР помогли выехать на родину. В Москву прибыл под вечер, идти на Лубянку было уже поздно, и Миклашевский на радостях с бутылкой шампанского и цветами пошел к генералу Ильину. Дверь открыла заплаканная мать генерала: Берия расправился с Ильиным и Судоплатовым — оба коротают срок в отдаленном лагере на севере Сибири, и она не знает, живы ли они.

Судьба и на этот раз уберегла Игоря Миклашевского. Он, как сам рассказал, залег «на дно» и почти двадцать лет работал скромным тренером по боксу. Не знали в Долгопрудном мальчишки из ПТУ, какой тренер их воспитывает!

В годы хрущевской оттепели оба генерала были полностью реабилитированы, восстановлены во всех правах. Я много раз встречался с ними, они подтолкнули меня к написанию романа «Стоять до последнего». Они много помогали и активно участвовали в судьбе разведчика. А Игорь Миклашевский был награжден орденом Красного Знамени.

Георгий Свиридов
писатель
Красная Звезда,
декабрь 2003 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

error: Content is protected !!