Литератор, спортсмен, астролог

Мне не раз приходилось общаться с Георгием Свиридовым, и я заметила, что рассказчик он удивительный. Дело даже не в том, что Георгий Иванович профессиональный литератор, известный прозаик. Просто ему есть о чем рассказать. Жизнь его вместила столько разнообразных, интересных событий, что их с лихвой хватило бы на несколько судеб…

Свою родословную известный писатель Георгий Иванович Свиридов ведет от запорожских казаков, часть которых после разгона Екатериной II Сечи ушла на Дон, другая — на Кубань. Его дед есаул Григорий Свиридов в составе казачьего полка брал Пловдив. Отец Иван Свиридов добровольцем ушел на империалистическую войну, был награжден Георгиевским крестом, а после революции перешел на сторону большевиков, устанавливал советскую власть, расстрелявшую его в недоброй памяти 1937-м. Как рассказывал Георгий Иванович, читая «Тихий Дон», он находил сходство своего отца с Мелеховым. Сестра отца, тетя писателя, была замужем за моряком Балтийского флота, штурмовавшим Зимний дворец и награжденным именным револьвером. За свои заслуги моряк был назначен директором маслобойни. Благодаря ему семья Свиридовых спаслась в голодомор от смерти.
В период репрессий семья была сослана на жительство в Среднюю Азию. Детство и юность будущего писателя прошли в Намангане, который на его глазах вырос в областной центр. Вслед за русскими и украинцами там появились выселенные с Дальнего Востока корейцы, а в войну — немцы из Поволжья, крымские татары, тысячи эвакуированных. В Намангане Георгий Свиридов, по его признанию, познал великое понятие: интернационализм. Среди его друзей — люди разных национальностей. В годы войны Георгию пришлось оставить школу и поступить в ФЗО, после окончания которого началась его трудовая деятельность. В сапожной мастерской он делал обувь на деревянной подошве для заключенных. Длилось это, впрочем, недолго.
— Первая моя настоящая профессия, — рассказывает Георгий Иванович, — тренер по боксу в детско-юношеской спортивной школе в Намангане. Я увлекался легкой атлетикой, гимнастикой, однако бокс перевесил. Моим тренером был сначала боксер-поляк, потом — знаменитый Джэксон. Высшим личным достижением стало второе место на республиканском первенстве.
Неизвестно, как сложилась бы судьба Георгия Свиридова, если бы его не захватила литературная стихия. В 1948 г. он опубликовал в областной газете первое стихотворение. Свои стихи начинающий поэт отправил в Литературный институт. Они попались на глаза Николаю Тихонову. И, видимо, не без его участия Георгий Свиридов стал студентом. Он учился в семинаре, которым руководили известные поэты Владимир Луговской и Сергей Наровчатов.
Однажды Георгий отнес стихи в «Комсомольскую правду». Там они понравились, были набраны, но гранки лежали, а стихи не появлялись в печати. Алексей Аджубей, заведовавший в то время в «Комсомолке» отделом спорта, предложил: «Давай напечатаю, я как раз дежурю по номеру…». Так в 1951 г. состоялся дебют молодого поэта в столичной печати. Начали выходить и сборники стихов — два были изданы в Ташкенте, а книга «Южный бастион» под редакцией поэта-мариниста Николая Букина — в столичном «Воениздате».
После окончания Литературного института Георгий Свиридов служил офицером в отделе культуры и быта окружной газеты «Фрунзевец».
— Много лет я был военным журналистом, — вспоминал Георгий Иванович, — и армейская тема широко вошла в мои прозаические произведения, как и тема спорта.
Да, из-под его пера все чаще стали появляться не стихи, заслужившие некогда добрые отклики, а проза. Одна за другой выходят книги «Рядовой Коржавин», «Ринг за колючей проволокой», «Последний раунд», «Стоять до последнего»… Первая книга романа «Стоять до последнего» была издана московским «Современником» в 1975 г. Затем ее издали в Финляндии, Чехословакии, во Вьетнаме. Полностью роман о советском боксере и разведчике Игоре Миклашове, действовавшем на территории врага (прототипом героя был разведчик Игорь Миклашевский — сын актрисы Августы Леонидовны Миклашевской, которой Сергей Есенин посвятил ряд стихотворений), вышел в издательстве «Московский рабочий» в 1980 г., а спустя четыре года им же был переиздан. Вдова разведчика, деятельность которого долгое время находилась под грифом «Совершенно секретно», Елизавета Савична Миклашевская, к сожалению, ныне покойная, говорила мне, что Игорь Львович высоко отзывался об этой книге и всегда брал ее на встречи с молодежью. За свои произведения Георгий Свиридов был удостоен литературных премий Министерства обороны и КГБ СССР.
Примечательно, что писатель известен не только читателям. Он был и остается своим среди спортсменов. И это не случайно: с 1962 до 1970 г. Свиридов был председателем Федерации бокса Советского Союза.
— Преимуществом моей должности, — говорит Георгий Иванович, — была лишь возможность ездить на спортивные сборы и различные соревнования в стране и за рубежом.
Особенно памятным событием стала для него Олимпиада в Токио в 1964 г. До той поры в боксе монополистами были американцы. Для акклиматизации наших спортсменов первенство страны накануне Олимпиады провели в Хабаровске. И наша сборная команда заняла на Олимпиаде первое место.
Георгий Свиридов не забывал в то время и о творческой работе: его репортажи с соревнований публиковались в «Красной звезде». Когда состоялся торжественный прием в честь победителей Олимпиады-64, Маршал Советского Союза Родион Малиновский подписал ему на память книгу. Из государственных деятелей, вспоминает Свиридов, бокс любил Косыгин, приглашал боксеров к себе.
Нелегко далась Олимпиада-68 в Мехико. Один известный боксер (не стану называть его имени) был отчислен из команды за пьянку и драку. Готовили замену, но Свиридов настоял, чтобы этого не делали. И спортсмен оправдал его надежды.
В бытность Свиридова председателем Федерации бокса СССР были изменены правила проведения боев (в бое юниоров после первого нокдауна обоих спортсменов удаляли с ринга, в поединке взрослых спортсменов после трех нокдаунов прекращали его), введены другие перчатки, открылась школа бокса в Донецке; страну поделили на восемь спортивных зон — и первенство ожило…
— Те годы, — вспоминает Георгий Иванович, — вошли «золотым десятилетием» в историю отечественного бокса, а своеобразные рекорды тех лет не повторены до сих пор: сборная команда Советского Союза на всех чемпионатах и Олимпийских играх одерживала победы над сборными Европы и мира!
Уйдя с председательского поста, Георгий Свиридов продолжал дружить с боксерами и всячески поддерживать их. Они платили ему взаимными дружескими чувствами. Георгий Иванович показывал мне боксерские перчатки, подаренные ему известными спортсменами с их автографами.
Словно в отместку за любовь к спорту судьба сыграла со Свиридовым злую шутку: забарахлило сердце, ему установили вторую группу инвалидности. Он уже готов был смириться со своей участью, но однажды к нему пришли друзья-спортсмены, выбросили в окно редкое тогда дорогостоящее американское лекарство и предложили в качестве альтернативы… спорт. Георгий Иванович стал заниматься хатха-йогой, ушу, использовать для упражнений скакалку и гантели. И тяжелая болезнь отступила.
Наверное, не всем молодым читателям известно, что в так называемые застойные годы увлечение всякими восточными единоборствами и методиками у нас, мягко говоря, не приветствовалось, а то и преследовалось. Когда в Спорткомитет СССР пришло приглашение из Китая на Всемирный конгресс по ушу, вспомнили, что этими восточными премудростями интересуется Свиридов. Ему — единственному представителю нашей страны — оказали на конгрессе всевозможные почести: пригласили в президиум, предоставили слово для выступления. Вернувшись домой, он написал об увиденном и услышанном.
В 1989 г. в газете «Правда» появилась статья Георгия Свиридова «Ушу покидает подвалы». Отдел спорта отказался ее печатать, опубликовал отдел литературы. Реакция была незамедлительной: от ЦК до Комитета государственной безопасности. Заместитель председателя КГБ Пирожков поинтересовался: сколько человек занимается ушу?
— Тысяч пятьдесят.
— Это же три дивизии!
— Так неужели для вас не важно, на чьей они будут стороне?
После этого ушу получило в нашей стране «зеленый свет». Георгий Свиридов создал Федерацию ушу СССР, был ее президентом, избран членом правления Всемирной ассоциации цигун; провел первые соревнования и, таким образом, способствовал снятию запретов со всех видов восточных единоборств.
Продолжает Георгий Свиридов и свою литературную работу: пишет, переводит с других языков, подготовил к изданию собрание сочинений в семи томах, в которое вошли наиболее известные романы и повести, неоднократно издававшиеся в нашей стране и за рубежом. Вместе с женой писательницей Ольгой Саракташ (Валентина Александровна Свиридова, пишущая под этим псевдонимом, известна читателям по книге «Повесть о большой любви» — о медсестре Наташе Качуевской, погибшей под Сталинградом; кстати, двоюродной сестре упоминавшегося Игоря Миклашевского). Георгий Иванович издал увлекательную книгу по… астрологии, которой он, как и всем остальным, занимается профессионально. Астрологические прогнозы Георгия Свиридова публикуются в периодической печати, в том числе военной. В частности, в «Красной звезде» он отмечал, что «год Петуха соберет под свои знамена людей, для которых служебные обязательства, дисциплина, дружеские и супружеские узы — не пустые слова, а конкретные и важные понятия. Однако звезды и планеты лишь намекают на те условия, которые предопределяют жизненные ситуации, но не обязывают — право выбора за человеком».
Таков он, Георгий Иванович Свиридов — поэт и прозаик, переводчик, спортсмен и астролог, умудренный жизнью и деятельный, увлеченный человек интересной, насыщенной событиями судьбы, несгибаемой воли и неиссякаемой творческой энергии.
Надежда Жильцова
март 2005

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

error: Content is protected !!